Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Пристовы Не Могут Взыскать То Чем Зарабатываю Деньги

В году в отношении должников — физических лиц было возбуждено 44,6 млн исполнительных производств, говорится в опубликованном в начале декабря докладе о состоянии дел в сфере исполнительного производства, подготовленном Центром стратегических разработок ЦСР. Но взыскания, которые предписаны по суду, не всегда корректно исполняются приставами. Конфликтные ситуации формально можно разделить на три категории: списание долгов с социальных пособий, обращать взыскание на которые запрещено законом; некорректные взыскания, например, когда требуют вернуть долг, который уже списан; мошеннические действия, когда на имя человека берут кредит, а у него из доходов начинают вычитать этот долг. По словам Виктора Климова, чаще всего претензии связаны с обращением взысканий на пособия на детей. Также он отмечает, что проблемы возникают у пенсионеров как у самой социально незащищенной категории граждан. Последний громкий случай произошел этой осенью в Забайкалье.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Российский бизнес копит долги. Почему этому не рады те, кто зарабатывает на их возврате

В России появился легальный способ сокрытия денежных средств — формальный статус брокерских счетов не определен настолько, что при желании до них не могут добраться даже органы государственной власти. Региональное подразделение Федеральной службы судебных приставов ФССП дежурно пыталось арестовать счета должника по решению суда, но столкнулось с сопротивлением со стороны Райффайзенбанка.

Финансовая организация всевозможными способами пыталась игнорировать требование правоохранительных органов и в итоге одержала промежуточную победу, которая создает риски для очень опасного прецедента. Ситуация усложняется еще и мутной позицией Центрального банка — один департамент говорит одно, а другой — диаметрально противоположное. Остальные тексты из нее читайте ТУТ. Последние годы аппетит у россиян к риску подрос — ставки по вкладам не дают желаемого результата, в этих условиях популярность брокерских счетов выросла на порядок.

Чувствуя спрос, ведущие банки адаптировали некогда сложный и непонятный мир в простое приложение, где бумаги крупнейших компаний можно купить в пару кликов. В прошлом году на двух главных площадках страны — Московской и Санкт-Петербургской — был отмечен почти двукратный прирост зарегистрированных клиентов. Тем удивительнее, что в законе статус брокерских счетов до сих пор нормально не прописан — так, что путаются и юристы, и даже Центробанк, а коммерческие банки предпочитают проблему не замечать.

Одним это играет на руку и помогает скрыть нечестно нажитое, другим — создает неожиданные проблемы. Среди тех, кто столкнулся с ними, — обычная московская семья, которая поделилась своей историей.

Собственных средств Павлу не хватало, и он взял банковский кредит на 1,5 миллиона рублей. Всего партнеры вложили в общее предприятие 4,6 миллиона, разделив траты пополам.

Олегу при этом доверили все управленческие функции — старый друг доверял ему и рассчитывал особо не вмешиваться в повседневные дела.

Через некоторое время мужчина перестал выходить на связь, а когда объявился, согласился на пересмотр отношений — оформил договор займа на 2,3 миллиона рублей, кредитором по которому выступила Яна. К тому времени супруги уже поняли, что построить бизнес, как было задумано, не удастся, и хорошо бы просто получить назад деньги. Суд за два месяца рассмотрел иск и принял решение в ее пользу — постановил взыскать долг в 2,3 миллиона рублей, но на деле задача оказалась куда сложнее.

Благодаря выписке из налоговой супруги узнали, что у Олега было сразу несколько счетов в Райффайзенбанке, среди них были и брокерские, открытые в разных валютах, — с их помощью можно торговать на фондовом рынке. При этом сам банк называл их счетами доверительного управления — и сразу распознать в них именно брокерские счета было непросто.

По российским законам, брокерами могут быть как специализированные компании, так и сами банки. И те, и другие зарабатывают на комиссиях за исполнение сделок по поручениям клиентов.

В Райффайзенбанке он равен 2,5 миллиона рублей, а значит, у Олега было достаточно средств, чтобы расплатиться по долгам с несостоявшимися бизнес-партнерами по состоянию на август прошлого года счета по-прежнему были действующими. Однако в ответе на августовский запрос реутовских приставов, собиравшихся арестовать имущество Олега, банк почему-то умолчал о большей части активов, предоставив информацию только об обычных счетах, на которых к тому моменту почти ничего не осталось.

Вскоре опустели и брокерские — Олег вывел все хранившиеся там ценные бумаги за границу, предположительно, в Польшу, куда он переехал на постоянное место жительства. Акции трех иностранных компаний — фармацевтической Teva, разработчика компьютерных игр Electronic Arts и сервиса облачного хранения данных DropBox — в середине сентября стоили около 48,5 тысячи евро 3,4 миллиона рублей по тогдашнему курсу , в начале апреля го — 46,8 тысячи евро чуть больше четырех миллионов рублей.

Документ оформили по всем правилам — с подписью и печатью российского консула, но отправлять по почте не стали. Вместо этого его фотографию просто переслали через мессенджер WhatsApp, что является прямым нарушением закона. Впоследствии выяснилось, что оригинал доверенности в банке так и не получили. В середине сентября, когда бумаги были выведены за рубеж, а в России у Олега почти не осталось имущества несколько тысяч рублей с обычных текущих счетов в Райффайзенбанке все же перечислили Федеральной службе судебных приставов , Яна и Павел поняли, что шансов взыскать деньги напрямую с должника у них практически нет.

Но бросать борьбу не стали — теперь они требовали компенсации от банка, который по неизвестным причинам защищал интересы обычного клиента и отказывался исполнять решение суда. Ведущие дело супругов приставы, многие из которых прежде не работали с брокерскими счетами, продолжали запрашивать у кредитной организации документы, вызывать ее представителей.

После долгих уговоров им удалось получить выписки по депозитарным на них ведется учет прав собственности на ценные бумаги и брокерским счетам Олега за последние полтора года. Помимо прочего, в выписках было отражено списание депозитарной комиссии, что послужило дополнительным доказательством самого существования счетов и операций по ним.

Ситуация действительно выглядит странно: статус брокерских счетов до конца не определен и в отдельных законах описывается по-разному — и в особенности непонятно, можно ли обращать на них взыскание. В Гражданско-процессуальном кодексе перечислены виды имущества, взыскивать которое в счет долгов нельзя.

Среди них: единственное пригодное для проживания жилье, предметы обычной домашней обстановки и обихода, продукты питания и деньги в размере прожиточного минимума самого должника и находящихся у него на попечении иждивенцев.

Первый используется опекунами и в других случаях, когда реальный хозяин счета не может им распоряжаться, второй — для хранения залога, другие два связаны с клирингом — особым видом биржевой деятельности, требующим лицензии. Брокерские счета в законе не упоминаются вовсе, зато по косвенным признакам можно сделать вывод, что препятствий для их ареста и списания с них денег в счет долга нет.

Разрешается арестовывать принадлежащие должнику ценные бумаги, средства, находящиеся на специальном счете брокера в банке. И наконец, брокерских счетов нет и в перечне источников дохода должника, на которые можно обращать взыскание. Казалось бы, сомнений быть не может — банки обязаны выполнять требования судебных приставов, арестовывать брокерские счета должников и списывать находящиеся на них активы. При первом имущество самого брокера отделено от имущества его клиента, и по долгам последнего на счет может быть обращено взыскание по требованию судебных приставов.

Но есть и второй режим — при нем денежные средства клиента смешиваются с имуществом брокера. И тогда взыскать ничего невозможно, потому что нельзя определить, где имущество клиента, а где — брокера.

Режим счета определяется заранее, при заключении договора между брокером и клиентом. Для клиентов чаще всего более выгодным оказывается тот режим, при котором имущество смешано и списать его нельзя, отмечает Камалов. Вполне возможно, именно он был указан в договоре между Олегом и Райффайзенбанком.

Путаются не только юристы — единой позиции нет даже в Центробанке, который выступает регулятором и для банков, и для остальных участников фондового рынка, включая брокерские компании. Два его подразделения, куда обратились за пояснениями Яна и Павел, дали противоположные ответы.

Служба по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг ЦБ считает, что все брокеры и банки в том числе обязаны исполнять любые требования судебных приставов, связанные с брокерскими счетами.

Даже если в исполнительном листе не указано конкретных требований, брокер не может совершать с активами никаких действий до разрешения спора. Другая структура ЦБ — департамент рынка ценных бумаг и товарного рынка — указала, что счета, открываемые банком-брокером для клиентов, имеют особый статус и не могут считаться в полной мере ни брокерскими, ни даже просто банковскими.

А значит, они не подчиняются обычным правилам и налагать на них взыскания нельзя ни при каких обстоятельствах.

Также там отметили, что операции по таким счетам можно проводить даже тогда, когда обычные текущие счета того же клиента заблокированы по решению суда.

Противоречия в позициях могут создать опасный прецедент. В конце декабря в отношении Райффайзенбанка и четырех его топ-менеджеров, включая главу всего российского филиала материнский холдинг банка базируется в Австрии Сергея Монина , возбудили административные дела. Им вменили невыполнение законных требований судебных приставов.

Сначала они ссылались на отсутствие печати старшего пристава, но даже после того, как мы исправили недочет и направили новый запрос, уже с печатью, банк не стал сговорчивее.

Банку пришлось готовить официальный ответ, но внятно обосновывать свои действия он снова не стал. Напомнили в ответе и о списании 2,9 тысячи рублей с трех текущих счетов — списать больше оказалось невозможно из-за того, что на них просто не было денег.

Четверо руководителей, в отношении которых возбуждены административные дела, не отвечают за взаимодействие с органами власти. Вместо них ответственность должен нести другой сотрудник.

В конце письма в адрес Федеральной службы судебных приставов банк все же написал, что не обязан предоставлять требуемые сведения, но сослался не на ту правовую норму: вместо закона о рынке ценных бумаг — на закон об исполнительном производстве. В конце прошлого года Реутовский городской суд отменил собственное решение и направил дело на пересмотр в очном порядке — в первом процессе не участвовала сторона ответчика.

Теперь для претензий в адрес Райффайзенбанка нет формальных оснований. По этой же причине прекращены административные дела в отношении топ-менеджеров банка.

Но Яна и Павел намерены бороться дальше и рассматривают несколько вариантов: от обращения в арбитражный суд до жалобы в материнскую структуру банка в Вене, которой целиком принадлежит российский филиал. Супруги говорят, что их случай может стать определяющим для тех, кто столкнется с подобным в будущем. Если кредитной организации удастся избежать ответственности, брокерские счета могут стать идеальным убежищем для недобросовестных должников, злостных неплательщиков и тех, кто по каким-то причинам хочет спрятать деньги и активы.

На самом деле все они давно могут беспрепятственно пользоваться несовершенством российского законодательства. Кроме того, Яна и Павел не исключают, что причиной их проблем стало особое положение, на котором находится в России Райффайзенбанк. Она обращает внимание на то, что их случай не единственный, когда Райффайзенбанк отказывался исполнять требования судебных приставов. В прошлом году в Арбитражном суде Москвы рассматривались два схожих дела хоть и не связанных напрямую с брокерскими счетами.

Оба процесса закончились для кредитной организации штрафами: на миллион и тысяч рублей. Банк мог бы раз и навсегда прекратить споры, а заодно инициировать необходимые поправки в законодательство, которые приравняли бы брокерские счета к любому другому имуществу.

Но предпочитает подходить к вопросу максимально формально и ничего не объяснять. Многих россиян, столкнувшихся с необходимостью возвращать выданные когда-то в долг деньги, и дальше будут ждать препятствия. Помогать им, похоже, не собираются ни банки, ни власти. Алексей Афонский. Лента добра активирована. Это зона смеха, позитива и единорожек. Лента добра.

Последние новости. Новости партнеров. Другие материалы рубрики. Экономика 21 декабря Мишустин пообещал сохранить россиянам удаленку навсегда. Экономика 9 октября Названы самые высокооплачиваемые вакансии января.

Экономика 10 октября Россияне назвали размер желаемой зарплаты. Бывший СССР. В России собрались запретить государству покупать банки. Назван лучший творог. Силовые структуры. Курс молодого террориста В российской колонии много лет работала школа боевиков. Наука и техника. Длинный метр Sony выпускала легендарные телефоны. Партнерский материал.

Родители инвалидов жалуются на незаконное списание детских пособий за долги

В России появился легальный способ сокрытия денежных средств — формальный статус брокерских счетов не определен настолько, что при желании до них не могут добраться даже органы государственной власти. Региональное подразделение Федеральной службы судебных приставов ФССП дежурно пыталось арестовать счета должника по решению суда, но столкнулось с сопротивлением со стороны Райффайзенбанка. Финансовая организация всевозможными способами пыталась игнорировать требование правоохранительных органов и в итоге одержала промежуточную победу, которая создает риски для очень опасного прецедента. Ситуация усложняется еще и мутной позицией Центрального банка — один департамент говорит одно, а другой — диаметрально противоположное. Остальные тексты из нее читайте ТУТ.

Взыскателям, добившимся в судебном порядке погашения долгов с должника, не всегда стоит сразу радоваться. Ведь судебное решение редко выполняется в добровольном порядке.

Из-за коронакризиса тысячи компании накопили значительные долги. Казалось бы, это праздник для тех, кто зарабатывает на взыскании этих денег, но нет. Долги есть всегда, и некоторые из них можно взыскать довольно быстро. Это правда. Однако не всё так просто.

Если пристав не может взыскать деньги с должника, что делать

В России 1 ноября отмечают День судебного пристава. Рассказываем, какие полномочия есть у приставов, как проверить, есть ли у вас задолженность, и быстро ее погасить. Например, если при задержании должник пытается скрыться. При этом судебный пристав обязан предупредить о намерении использовать оружие или физическую силу, а в случае применения — оказать пострадавшим медицинскую помощь. Действия судебного пристава могут быть обжалованы в суде. Должнику могут оставить ежемесячный прожиточный минимум на каждого члена семьи в отдельности. Кроме того, есть довольно длинный список неприкосновенных средств, которые забирать нельзя.

За семью печатями

Правосудие считается свершенным в момент, когда выполняется решение суда. Чтобы не оставлять столь важное условие для торжества справедливости на усмотрение лишь самих ответчиков, закон предусматривает и принудительное исполнение судебных актов. Закон называет эту структуру системой принудительного исполнения. Поэтому двуглавый орел на эмблеме ФССП в одной из лап держит фасции — пучок прутьев с закрепленным топором, который в Древнем Риме символизировал право госслужащего добиваться исполнения своих решений силой… Какое оружие есть у современных приставов, которые 1 ноября отметили свой профессиональный праздник — День судебного пристава, и почему они не успевают взыскивать все долги, разбиралось наше издание.

Согласно коррективам в законе об исполнительном производстве, пособия списывать за долги нельзя — Пенсионный фонд должен специально кодировать такие поступления.

.

Что могут сделать судебные приставы

.

.

Когда Фемида берется за меч

.

Что судебные приставы арестовать не могут. денег. В некоторых случаях могут забрать и 70% — например при взыскании алиментов на детей. ст. те вещи, с помощью которых должник зарабатывает деньги.

.

.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Пристав списал детское пособие, пенсию, льготы. Как вернуть // РОДНОЙ РЕГИОН
Комментариев: 2
  1. lucomfea

    Так плохо, что машина слетела с учета или плохо, что не снимешь с учета? я запутался. кстати, выезжать необязательно, но это не точно.

  2. Пимен

    А как же отказ от защитника не обязателен для суда ?

Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

© 2018-2021 Юридическая консультация.